Отзыв о круизе на теплоходе "Очарованный Странник" по маршруту Санкт-Петербург - Москва



маршрут: Санкт-Петербург - Москва

теплоход: Очарованный Странник (проект 588)

старое название теплохода: Тарас Шевченко, Андрей Вышинский, Сергей Кучкин

даты круиза: с 6 по 11 сентября 2007 г.

туроператор: Латти (Санкт-Петербург)


нет аватара

Дмитрий Злобин


6 сентября


В Петербург я приехал утренним поездом. Оставив тяжелую сумку в камере хранения, отправился гулять по городу. Было в основном пасмурно, но иногда проглядывало солнце и освещало и без того счастливые лица гостей Северной столицы. Это был не первый мой визит в этот славный город, поэтому ничего удивительного для себя я не открыл, а порадовался только тому, что все удивительное стоит по-прежнему на своих местах. Правда, обнаружил одно новшество: прямо из Невы напротив стрелки Васильевского острова торчал большой фонтан, распыляющий мощные струи в разные стороны. Мне понравилось. Смотрится эффектно.

Как всегда, в этом месте было много свадеб и красивых невест.

Время подходило к обеду, и я начал мучиться дилеммой: сначала посетить Кунсткамеру, а потом пообедать, или наоборот. В итоге решил, что лучше сначала пообедать, а то потом аппетита не будет. Покушав в столовой местного вуза, где никто не удивился моему присутствию, я отправился смотреть уродов в банках. Впечатлило!

За целый день удалось намотать приличный километраж на свои двух и сделать кучу интересных кадров. Ноги уже ныли, и хотелось побыстрее попасть на теплоход. Решил, что надо медленно двигаться к речному вокзалу.

К восьми часам вечера я прибыл в пассажирский порт. Город уже погружался во тьму, из которой еще можно было разглядеть названия теплоходов. На причалах стояли «Максим Литвинов», «Антон Чехов», далее троица «Волга Дрим», «Сергей Есенин» и «Святая Русь», и, наконец, на самом дальнем причале «Александр Бенуа» и мой «Очарованный странник».

За час до отправления мой теплоход был удивительно пустынным. И даже во время отправления на палубе собралось не более 15 человек. Такая малолюдность насторожила меня. И мои опасения впоследствии оправдались: средний возраст пассажиров составлял лет пятьдесят. Ни на развлекательные мероприятия, ни на дискотеки тем более почти никто не ходил. Старики целыми днями просиживали в каютах и в видеосалоне. Вот то, чего я никогда не понимал. Зачем ехать в круиз, чтобы смотреть телевизор? Кто-нибудь может это популярно объяснить?! Впрочем, свою молодежную компанию я найду уже на следующий день, но это будет только завтра, а сегодня мы отправляемся из Питера в ночной мгле и еще не знаем, что ждет нас впереди, какие сюрпризы готовит нам природа…

Методист Татьяна Константиновна сразу же начинает рассказывать про Питер и Неву в своем удивительном возвышенно-поэтическом стиле. Уходим из Петрограда под стихи Бродского:


Ни страны, ни погоста не хочу выбирать.

На Васильевский остров я приду умирать.

Твой фасад темно-синий я впотьмах не найду,

Между выцветших линий на асфальт упаду.


На это стихотворение положил музыку Олег Митяев. Песня называется «Стансы». Так вот я эту песню потом весь круиз себе под нос мурлыкал и до сих пор напеваю.

Итак, мы уходим в ночь. Впереди – Ладожское озеро. Что будет завтра, еще не знает никто…



7 сентября


В 1 час ночи капитан нашего теплохода получил следующую метеосводку:


«ШТОРМ-ПРОГНОЗ ПО РАЙОНАМ ЛАДОЖСКОГО ОЗЕРА

ОТ 01:00 ДО 13:00 7 СЕНТЯБРЯ 2007 Г.

ВЕТЕР В НАЧАЛЕ СРОКА ЮГО-ЗАПАДНЫЙ, ЗАТЕМ ЗАПАДНЫЙ,

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ 8-11 М/С, ПОРЫВЫ 12-16 М/С,

В 3 И 5 РАЙОНАХ ПОРЫВЫ 18 М/С. МЕСТАМИ ДОЖДЬ.

ВИДИМОСТЬ 4-10 КМ. ВЫСОТА ВОЛН НОЧЬЮ ВО 2 И 3 РАЙОНАХ

1,3-1,8 М, В 1, 4 И 5 РАЙОНАХ 1,8-2,3 М,

УТРОМ И ДНЕМ ВО 2 И 3 РАЙОНАХ 1,5-2,0 М,

В 1, 4 И 5 РАЙОНАХ 2,3-2,8 М.

ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА НОЧЬЮ +6...+9ГР., ДНЕМ +10...+13 ГР.=»


Кроме этого, было получено распоряжение встать на якорь в ожидании улучшения погоды. Как видно из метеосводки, волна в некоторых районах достигала 2,8 м, а ветер – 18 м/с. Ограничение по высоте волны для «Странника» составляет 2,0 м (по словам капитана, проектное ограничение составляло 2,5 м, но в связи с солидным возрастом судна было уменьшено до 2,0). Теплоход встал на рейд в районе крепости «Орешек» на входе в Ладожское озеро, где мы и обнаружили его, проснувшись с утра.

В 10 утра меня разбудил голос по радио: «Уважаемые туристы! Наш теплоход сегодня ночью встал на рейд в связи со штормом в Ладожском озере. Просьба отнестись с пониманием к сложившейся ситуации и не терять бодрости духа. В свою очередь работники теплохода постараются сделать все, чтобы скрасить ваше пребывание на теплоходе во время этой вынужденной стоянки. Следующая метеосводка ожидается в 13.00».

Ну что же, не теряя бодрости духа, я отправился на завтрак, захватив с собой фотоаппарат. Окинув взором панораму и вдохнув полной грудью, убедился, что жизнь прекрасна.

После завтрака мы с моим попутчиком Ромой (Stellspb) отправились в бар обмывать знакомство и наткнулись там на остальных форумчан: B.В, River(s) и позже примкнувшую Листик. Так, в хорошей компании мы коротали время до следующей метеосводки, но, к сожалению, она не прибавила оптимизма, как и следующая после нее. Каждый раз, услышав голос Татьяны Константиновны, мы бросались к трансляторам, но слышали там лишь призыв крепиться, держаться и не унывать. Крепились мы, естественно, в баре крепкими напитками. Итогом дня, проведенного в баре, стало опустошение всех емкостей с московским коньяком. Делать нечего, пришлось перейти на «французский», хотя разницы во вкусе никто не заметил.

Наконец-то сбылось обещание скрашивать наше пребывание на рейде, и нас позвали на развлекательное мероприятие в танцевальный зал. Да… это было нечто. Если бы я был трезвым, никогда бы не стал заниматься такой ерундой. Целый час мы носились по этому залу паровозиком, потом зал стал тесен, и мы стали носиться по палубе с криками «ту-ту» и «гу-гу», распугивая не только чаек, но и вахту в рубке, и, возможно, судоводителей соседних кораблей, стоявших на рейде. Единственными, кому это мероприятие приносило удовлетворение, были дамы за сорок, которые просто визжали от удовольствия. Мне же было очень жаль, что я впутался в это, но отступать было некуда. Короче, поддерживаю слова В.В: аниматор – балбес! Впрочем, другие несколько конкурсов порадовали больше. В соревновании на заплетание косы из разноцветных лент победила команда В.В.

Пока мы носились паровозиком, закат начал медленно окутывать наш теплоход. Погода была прекрасной: солнышко, легкий ветерок, тихий плеск волны. И мы никак не могли понять, как при такой погоде в Ладоге может быть шторм… Но с детства привыкли верить Гидрометцентру, поэтому смиренно стояли на рейде. Как известно, у медали есть две стороны. При всех минусах стоянки, был, несомненно, и один плюс: мне удалось наблюдать закат на реке, не двигаясь с места. Каждое облачко, окружавшее нас в течение всего дня, стало почти родным. Видно было откуда оно приходило, куда уплывало, как меняло окраску в лучах заката. Ах, эти пушистые облака… Вот, кто действительно делал наше пребывание на рейде приятным. Не считая коньяка, конечно.

Стоянка затягивалась. Вот уже и последний луч солнца скрылся за горизонтом, а мы все продолжали крутиться на якорях. Становилось ясно, что такое опоздание можно ликвидировать только за счет сокращения экскурсионной программы. Наметилась первая жертва – Кижи. Впрочем, ни о Кижах, а о продолжении путешествия вообще уже шел разговор. За ужином некий пожилой человек поведал, что его дочь в Интернете видела прогноз погоды на 8 сентября: волна в Ладоге – 3,5 м. Скорее всего, это была дезинформация, но она наводила на тяжкие размышления. Круиз был под угрозой срыва. Директор круиза – под угрозой нервного срыва. Наша душевная компания – под угрозой запоя. Я уже всерьез думал о том, что круиз будет отменен, теплоход возвращен в Питер, а туристы отправятся по домам с символической компенсацией.

В 23 часа мы пошли танцевать, но танцы были как-то не очень веселы, а лица скорее напряженны. Ни Верка Сердючка, ни «Руки вверх» не могли поднять мне настроение. Все мысли были только об одном, и лишь один вопрос витал в воздухе «НУ КОГДА ЖЕ?».

И вот произошло это знаменательное событие. Где-то полпервого ночи на танцпол ворвалась туристка и, сжав кулачки, прокричала судьбоносную фразу: «МЫ ПЛЫВЕМ!!!». Тут же все вывалились на палубы, где своими глазами убедились в том, что винты работают, а форштевень рассекает волну. Ура!!!

Тогда мало кто думал, что это начало нового испытания…



Шторм


Итак, форштевень рассекал ночную мрачную воду, и мы неслись на всех парах в Ладогу. Дискотека закончилась в час ночи, и мы спустились в кормовой бар, чтобы отметить долгожданное отправление. Заказав по пятьдесят коньяку, мы стали наблюдать, как барменша Елена быстренько убирала бутылки с полок.

- Что, все так серьезно? – поинтересовались мы.

- Да, ребят, поверьте, это не шутки, - с видом морского волка ответила Елена.

В эту же секунду высокая табуретка резко качнулось подо мной. Я понял, что сейчас начнется нечто незабываемое… Бар быстро опустел, как и коридоры. Лена решила закрыться пораньше, потому что коньяк все время норовил выплеснуться через бокал, а народ разбрелся по каютам.

Я же отправился на палубу, где стихия была видна во всей красе. Была очень черная ночь. Шквалистый холодный ветер пробирался во все щели, но я старательно кутался в плащ и шапку. Волны бились в корпус и отпрыгивали от него, словно шипящие змеи. На носу стояли три человека. Это были настоящие энтузиасты: Stellspb, славная девушка Оля и ее мама. Я присоединился к ним, и мы долго стояли там вчетвером и говорили о чем-то неважном. Неважным это было потому, что стоя там, на носу этого маленького кораблика я думал о вечном. Думал, что мы сейчас – игрушка в руках бушующей стихии, что вот это Озеро качает волны уже миллионы лет, что еще наши далекие предки, застигнутые внезапным штормом, молились своим богам, но тщетно… Пучина навсегда поглощала их. И сколько разбитых досок – бывших лодок – видел по утрам берег этого вечного озера. Я думал о том, что мы все похожи на брызги Ладоги: мы также ярко вырываемся из ниоткуда и уходим куда-то в вечную мглу, не оставив следа. Именно поэтому разговор был так неважен. Все, что было сказано там, разлетелось обрывками фраз по волнам и растворилось в вечности… Тем временем, холодные звезды равнодушно наблюдали за происходящим, а высоко в небе месяц устало освещал нам путь…

Я пошел гулять по палубам один и для остроты ощущений спустился на главную. Было хорошо видно, как корабль кидало из стороны в сторону. Чтобы не упасть за борт, приходилось крепко держаться за поручни и так, скользя по ним двумя руками, потихоньку идти. Я спустился на главную палубу и еще долго стоял там, глазея на этот удивительный шабаш природы. Я стоял около двери кормового пролета на левом борту. Это было наиболее безопасное место. Там, в районе главного пролета меня бы окатило водой. Волна периодически накатывала на левый борт, била в район левой «скулы» и главных ворот, а брызги ее вторым темпом падали на палубу. Хотел я подойти туда поближе, но потом решил, что такой «душ» мне ни к чему. Постояв там еще некоторое время и получив массу эмоций, я решил идти спать.

Моя каюта находилась в трюме, и, открыв ее, я увидел зеленого Рому (Stellspb) на верхнем ярусе, произносящего какие-то нечленораздельные фразы. При этом он ворочался с боку на бок и утверждал, что с ним все в порядке. Выглядел он явно не лучшим образом.

Я разобрал постель и сладостно погрузился под одеяло, но тут меня ожидал еще один сюрприз: мне на голову плеснуло немного воды. Подняв голову, я увидел, что иллюминатор подтекает, и после каждого удара волны в него вода стекает вниз по стене и потом на пол. Часть паласа уже была мокрой. «Плевать, переживем», - подумал я, и перелег наоборот, чтобы вода не брызгала на голову. Но уснуть мне не удалось: в соседней каюте, словно адский метроном, грохотал тяжелый шкаф. Причем его дверца захлопывалась с такой силой, что подо мной содрогалась койка. Я все лежал и думал, почему соседи не закроют свой проклятый шкаф. Я вышел и стал долбиться к ним в дверь, но лишь пустой шкаф отвечал мне грохотом. Я понял, что каюта необитаема и пошел искать проводницу. Но она как сквозь землю провалилась. Да ладно она, но на корабле, казалось, не было ни души. Шатаясь по коридорам и падая то на одну, то на другую стену, я заходил во все служебные помещения, и, что удивительно, везде было открыто, везде горел свет и никого не было! Так за 10 минут мне удалось посетить: несколько технических комнат, гладильную, сауну, душевую, регистрационную стойку изнутри (кого я там искал?), но нигде никого не было. Я подумал, что нахожусь на корабле-призраке и что я здесь совершенно один. Ну так, нервы себе пощекотать захотелось. В пору было кричать «Люди! Помогите!». В итоге я дополз до кубрика, где и обнаружил две живые души, одна из которых была проводницей. Нашелся и матрос. И уже втроем мы вернулись в каюту, где матрос посильней затянул болты на иллюминаторе, а проводница приперла шкаф стулом в соседней каюте, чем значительно облегчила мне жизнь.

Я рухнул в постель, заснув мертвецким сном. Было четыре утра. Этот шторм был одним из самых ярких впечатлений в моей жизни.



8 сентября


Утро после бурной Ладожской ночи оказалось, наоборот, тихим, солнечным и беззаботным. После завтрака я долго сидел на палубе и восхищался красотами Свири. Это одна из красивейших рек России: нетронутые цивилизацией берега с густыми лесами, чистая вода, свежий воздух – прелесть. Встречались и деревеньки, и поселки, и города, в которых жизнь течет размеренно, лениво. Никогда не жил я в таких тихих уголках земли, и очень интересно, как там живется людям. Ценят ли они эту удивительную красоту, которая их окружает, или считают это обыденностью и скукотой, чем зарабатывают на жизнь, о чем мечтают? Я же, проплывая мимо, мечтал о домике на Свири. Очень эта идея меня вдохновила. Может быть когда-нибудь…

Тем временем, мы подходили к первому шлюзу на пути из Питера – Нижнесвирскому. Он вызвал большой интерес со стороны публики, и с моей в том числе. Впрочем, ничего особенного в этом гидротехническом сооружении замечено не было.

Выйдя из шлюза, мы разошлись с теплоходом «Петергоф», потом прошли мимо нескольких барж, ожидавших шлюзования на рейде. Вскоре показался еще один «турист» - «Сергей Киров».

Мы подходили к деревне Мандроги.

К сожалению, мы, туристы, находились в неведении по поводу того, какие и когда стоянки будут сделаны. Теплоход полнился слухами и домыслами по поводу дальнейшей экскурсионной программы, а решения принимались внезапно. Так, внезапно мы все-таки решили сделать остановку в Мандрогах, несмотря на опоздание в сутки. Видимо решили, что при таком опоздании 2 часа – это пустяк, а народ хоть землю потрогает. Несомненно, это было правильное решение, как и все последующие, принятые дирекцией круиза.

В Мандрогах стояли «Карл Маркс» и «Господин Великий Новгород» на втором причале. Мы пришвартовались к ним, несмотря на то, что первый причал (для интуристов) был пуст. Все стало ясно, когда несколько минут спустя сверху показался красавец «Суворов» и занял свое законное место.

В деревне была оперативно организована экскурсия для опоздавших «странников». Я в компании нескольких приятелей пополнил группу туристов «Великого Новгорода». Экскурсия была интересной, но по понятным причинам спешной: старики, шедшие в хвосте, все время не успевали за «авангардом» и очень ругались из-за этого. Перебравшись на пароме через речку, мы очутились в «Лукоморье» - оригинальной иллюстрации к одноименной сказке Пушкина. Пройдя по заданному маршруту, можно прочитать всю сказку. Каждое четверостишье сопровождается скульптурной композицией. Очень интересно. Кроме того, на «Лукоморье» есть зоопарк. Наибольший интерес у публики вызвал кабан Тимофей (да простит меня Кабан, если я перепутал его имя). Он стоял в своем домике, повернувшись к нам филейной частью, и упорно не хотел обернуться. Экскурсовод пыталась поманить его едой, но Тимофей и ухом не повел, продолжая демонстрировать свой зад. Кроме кабана, были и другие забавные личности: индюки, енот, ворон, зайцы-кролики, гуси-лебеди и прочие.

Посетили мы также музей русского быта, а на закуску (точнее, на выпивку) – музей водки. Там собрано более 2,5 тысяч различных бутылок. Экскурсовод смачно рассказывала о том, как правильно пить беленькую, а напоследок пригласила на дегустацию. Каждый желающий мог выпить рюмку водки на выбор из десяти сортов и закусить маринованными огурчиками и солеными грибочками. Мы с г-ном Stellspb эту возможность не упустили и остались очень довольны. Крякнув от удовольствия, мы побежали на теплоход: время стоянки почти истекло.

После обеда нас пригласили на встречу с капитаном. Было понятно, что разговор будет неприятным и, возможно, закончится скандалом. Группа инициативных тетушек весь день носилась по теплоходу и собирала подписи за стоянку в Кижах. Не знаю, сколько человек подписали эту петицию, но одни эти тетушки представляли угрозу для капитана.

Капитан появился в сопровождении директора круиза и директора ресторана. Скажу честно, он совершенно не вписывался в образ капитана: он был похож скорее на провинившегося школьника. Он запинался, смотрел куда-то в одну точку, путал некоторые факты и нервно теребил стул. Он долго рассказывал про теплоход, про условия судовождения, про пресловутый шторм, и потом произнес судьбоносную фразу: «В Кижи мы не идем». Наступило тягостное молчание, потом капитан добавил, что мы можем жаловаться на него куда хотим, но он ни в чем не виноват. Нет, все-таки он совершенно не был похож на капитана. Выглядело это все очень смешно. Мне было его так жалко, что я готов был порвать любого, кто начнет «наезжать» и требовать Кижи или деньги. Но, видимо, чувство жалости охватило не только меня, и в итоге, даже злостные «революционеры» не сказали капитану ни слова. Потом выступала директор круиза и тоже получила свою порцию аплодисментов. Я был рад, что собрание закончилось на мажорной ноте.

Мы продолжали наслаждаться жизнью, созерцая великолепные речные пейзажи.



9 сентября


За ночь мы прошли Онежское озеро и с утра уже шли по Волго-Балтийскому Каналу. Оказалось, что рано утром мы простояли в тумане 5 часов. Учитывая то, что в Кижи мы не заходили, суммарное опоздание составляло около 10 часов. Причем, возможности реально сократить маршрут больше не было, только за счет отмены остановок.

Коричневая река Ковжа произвела впечатление. Такой удивительный цвет она имеет из-за глинистого дна. Вода очень напоминает какао, и кажется, что она такая же теплая, как этот напиток. Не менее удивительны и берега: деревья растут порой прямо из воды, наклоняясь к проходящим судам.

Во время шлюзования мы устроили на палубе этакий штурманский совет: разложив на столе карту и нахмурив брови, долго и тяжело думали, как нам спасать круиз. Тем же самым, наверно, в это время занимались в рубке.

После обеда, в 15 часов, нас пригласили на экскурсию в рулевую рубку. Капитан рассказывал про теплоход, показывал приборы, отвечал на вопросы. Было очень интересно.

Как я уже говорил, капитан все время сильно волновался и часто запинался. Еще одной особенностью его речи было слово-паразит «допустим». Как и полагается слову-паразиту, оно внедрялось буквально в каждое предложение говорящего. В это время в рубке стояла противная бабулька, которая, возмущенная такой особенностью капитана, постоянно бубнила и приговаривала что-то вроде: «Сссподи, опять он это «допустим», ну сколько можно. Ужас какой-то! Ну это же возмутительно. Ну как же это можно-с?!» Так она приговаривала после каждого произнесения пресловутого слова. Потом она не выдержала такого надругательства над русским языком и первой покинула рубку, а я подумал: «Сссподи, наконец-то!». Пожалуй, нужно представить капитана.

Алдушкин Станислав Иванович. Работает в командных должностях около 20 лет. Служил штурманом на т/х «Капитан Рачков» (ныне – «Сергей Абрамов»), старпомом на «Ильиче», с 2003 года - капитаном «Дмитрия Пожарского». С 2007 г. капитан теплохода «Очарованный странник».

Экскурсия в рулевой рубке продлилась целый час, и в 16 часов на вахту встали два молодых бойца: рулевой Кирилл и второй штурман Антон.

Мы как-то быстро нашли общий язык и решили вечером посидеть отметить знакомство за чашкой доброго индийского чая.

Далее часть туристов отправилась в машинное отделение, где было также очень интересно, шумно и тепло.

День был теплый, свежий и мы целый день проводили на палубе, изредка забегая в бар для подкрепления. Пейзажи проплывали мимо, сменяя друг друга, а солнце медленно катилось к закату, переваливаясь в пушистых облаках, словно в перинах.

Ближе к закату на встречу прошел один из моих любимых теплоходов, знаменитый экс-транспортник «Н.А. Некрасов», потерявший где-то герб на носу (наверно, в штормах Ладоги). Туристов на борту замечено не было.

В лучах заходящего солнца мы выходили в Белое озеро. Это был фантастический закат.

После захода солнца мы в компании с River(s) и В.В. отправились в гости к штурману, где и просидели до полуночи. Штурман Антон оказался прекрасным певцом и гитаристом, исполнил несколько песен собственного сочинения, всем понравилось. По общему мнению, Антон – эдакий настоящий русский мужик, душа компании, рубаха-парень. В полночь судоводители объявили, что им пора спать, я отобрал у штурмана гитару и полночи ходил по кораблю, распевая песни. К часу ночи я собрал вокруг себя приличную компанию слушателей. Я был уже изрядно пьян, поэтому забывал половину слов. Кажется, до конца я исполнил только 3-4 песни. Остальные обрывались после второго куплета. В одном из таких эпизодов меня застала камера папарацци.



10 сентября


После бурной ночи я проснулся около полудня и чувствовал себя ну прямо как булгаковский Степа Лиходеев: «В этой голове гудел тяжелый колокол, между глазными яблоками и закрытыми веками проплывали коричневые пятна с огненно-зеленым ободком…» ну и так далее. Окинув взором каюту, я обнаружил в ней гитару, и начал потихоньку вспоминать, что вчера я был эдаким массовиком-затейником, блуждая по кораблю с инструментом и собирая вокруг себя слушателей. Припомнил я также, что играл отвратительно, и от этого стало стыдно. Но одно преимущество по сравнению с Лиходеевым у меня было: это свежий речной воздух – лучшее средство от похмелья.

Выйдя на палубу, я почувствовал потрясающую свободу. Зовется эта свобода Рыбинским водохранилищем. Берегов не было видно ни с одного борта, вокруг простиралась бесконечная пасмурность. Погода в этот день впервые была дождливой и ветреной.

Наконец показались берега, а потом и первый мост – мы шли по Волге. Вот она, Волга-матушка! Сколько хожено по ней и сколько еще предстоит пройти! Великая и могучая. Прямо как русский язык.

Я как всегда находился в неведении относительно предстоящих стоянок и был приятно удивлен, что мы сделаем остановку в Мышкине. Несмотря на опоздание часов на 5-6, мы все-таки сделали остановку. И это было еще одно совершенно верное решение дирекции круиза. Пройди мы мимо Мышкина – скорее всего успели бы в Москву по расписанию. Но что расписание? Главное – люди! Мы же на борту одичали совсем. Бар пуст, личные закрома пусты, денег – полные карманы. Ну надо же их тратить наконец! Местный магазинчик был спасением. Ну и сам городок порадовал, конечно.

На причале нас встречала традиционная парочка мышей. Не знаю, сколько лет они это делают, но подозреваю, что давно. Впрочем, меня порадовало их выступление.

За два часа мы быстренько пробежались по основным достопримечательностям. Сначала это был местный Успенский собор, потом музей русских валенок, музей льна, музей мыши, музей старинной техники и магазин (действующий).

Остановлюсь только на особо ярких моментах.

1. В музее валенок больше всего понравились валенки-бутсы. Я как любитель зимнего футбола обратил на них пристальное внимание. Уверен, что в таких валенках можно делать сногсшибательные финты в стиле Зидана и наносить коварнейшие удары в стиле Тотти.

2. Памятник Ленину. Ну видел я вождя пролетариата в разных позах и одеждах, но таким откормленным – никогда. Судите сами. Будучи в такой весовой категории, вождь чем-то неуловимо смахивает на Лужкова.

3. Музей старинной техники. Мне было очень интересно, потому что вживую на дорогах необъятной Родины таких моделей почти не встречал. Слышал только по разговорам от старших про всякие там горбатые-ушастые «запорожцы» и «москвичи». Понравилась необычная трактовка названия «Москвич» от экскурсовода: «Метр Отъехал? Стой! Ключ Возьми И Чини!». Попадались и экспонаты заграничного производства и военная техника. Самое удивительное то, что все это, по словам экскурсовода, ездит! Более того, за день до нашего прибытия в Мышкин там проводился некий фестиваль ретроавтомобилей, где на всем этом можно было даже покататься. Вот не повезло нам: чуть-чуть опоздали!

А на причале все это время продавалась красота. Я не удержался и взял себе несколько рыбин. Естественно, все было по-братски разделено между энтузиастами и некоторыми членами команды. Как всегда подумал, что надо было больше брать.

В сумерках мы уходили из Мышкина, довольные тем, что побывали на суше и накупили продовольствия. Теперь держим путь в Столицу!

К сожалению, не всем было суждено доплыть до Москвы. Согласно прогнозам, мы приходили на СРВ с трех-пятичасовым опозданием, и это было проблемой для многих туристов. Некоторым нужно было садиться на поезд в Питер по заранее купленным билетам, кому-то далеко было добираться до дома, кому-то рано вставать на работу – в общем, на собрании было решено часть туристов высадить ночью на технической стоянке в Кимрах и отправить на микроавтобусе в Москву.

Это была прощальная ночь. Я бы даже сказал, прощальная в квадрате, ведь рейс-то был последний в навигации. В общем, что там было, каждый может догадаться в меру своей испорченности или жизненного опыта, а я об этом умолчу. Словом, было чертовски весело!

Никто не ложился спать до четырех утра: все ждали Кимры, ведь в этом пункте нас покидали лучшие люди. И час расставания настал.

Как всегда, начудил В.В. Мы уже пришвартовались к пристани, я выхожу из каюты и вижу, как по коридору сломя голову несется В.В. со своей девушкой Светой и криками «А? чё? Уже что ли? Ё-маё!» и т.п. Было забавно наблюдать, с какой скоростью они забрасывали все, что было в каюте, в сумки. При этом они еще успевали периодически позировать мне на камеру, что приводило меня в полный восторг.

Опустошив собственную каюту, романтическая пара ломанулась на выход, где их давно уже нервно ждали все остальные. При этом, даже перелезая через ограждение палубы с тяжелыми сумками, В.В. успевал давать какие-то комментарии по горячим следам и указующе поднимал вверх палец, произнося какие-то судьбоносные фразы.

Опоздавшие шумно погрузились в микроавтобус, и он увез их в дальние дали.

Так закончилась прощальная ночь. Как и полагается, закончилась светлыми воспоминаниями и тихой грустью.

Удачи вам, растворившиеся в сырую осеннюю ночь!



11 сентября


Утро снова выдалось нелегким. После прощальной ночи в голове мелькали эпизоды былой гулянки. Было радостно, что круиз вышел такой нестандартный, и грустно, что он подходит к концу.

Мы шли по КИМу. Погода была прекрасной: нежаркое осеннее солнце, пушистые белые облака, легкий речной ветерок.

В одном из водохранилищ встретили стоящую на рейде «Арабеллу».

На борту к этому времени осталось всего 93 туриста. Но хорошая погода заставила большинство из них вылезти на палубу, от чего возникало впечатление, что нас нисколько не убавилось. Все мои знакомые были грустны. Оля меланхолично бродила по палубе и смотрела куда-то вдаль, не скрывая своей печали. Причиной печали был, видимо, покинувший нас ночью Рома (stellspb). Ира (Листик) также выглядела какой-то потерянной, зато сразу засияла, когда ей позвонили из «Инфофлота» и сказали, что ее двухпалубный теплоход заменяют на комфортабельный «Суриков» в предстоящем круизе, поскольку тот двухдек сел на мель. Единственный человек, светившийся от радости в этот день, был второй штурман Антон. На вахту он заступил в кителе, что ему обычно не свойственно, и выглядел в этот день особо важным. Он уже успел созвониться с женой-нижегородкой и сказал ей что скоро будет дома. Да, нелегкая это доля - работать вдали от дома… На одно только досадовал Антон: его раздражало, что не он приведет корабль в московский порт, а капитан. Ему хотелось руководить швартовкой во время прибытия в столицу, но, как я понял, согласно каким-то нормам руководить маневрами на СРВ всегда должен капитан.

В водохранилищах канала можно встретить много чего интересного. Движение там очень активное. Встречаются и ценнейшие экспонаты (в прямом смысле ценнейшие).

Интересным показался и экспонат под названием «Плавотель-ресторан». Кто-нибудь что-нибудь знает про это сооружение? Интересно, что там внутри, какие расценки и работает ли он зимой.

Далее встретился «И.А. Крылов», уже завершивший навигацию. А выглядит свеженьким, словно еще ее не начинал.

Мы шли очень быстро. Предполагаемое время прибытия постоянно корректировалось в сторону более раннего. Так, если еще за день до прибытия мы планировали быть на СРВ в 20 часов, то с утра прогноз был 18 часов, а фактическое пришли вообще в 17.30, т.е. опоздание составило всего 2,5 часа. И это при том, что были моменты, когда мы опаздывали на сутки при возможности сократить маршрут и на 12 часов при возможности сократить только стоянки! Вот такая блестящая работа экипажа!

Кстати, к работе экипажа я и приобщился за час до прибытия в Москву. Было решено устроить фотосессию в рулевой рубке. В качестве аккредитованного фотографа был приглашен я и в течение 20 минут наблюдал за работой судоводителей. В рубке, кроме меня, находились рулевой Кирилл, второй штурман Антон и капитан Станислав Иванович. Мне удалось сделать эксклюзивные записи, в том числе обсуждение маневра во время обгона баржи, ведение переговоров с берегом по поводу предоставления причала.


Ну вот и Северный речной вокзал. У причалов, как всегда, стояло много теплоходов. Один из них (какой-то четырехдек) отправился в рейс и мы встали на его место первым бортом. Рядом стоял «Цезарь».


Ну вот и все. Подали трап, и люди, с которыми я провел на одном судне неделю, разбрелись по домам. Как говорится, кончен бал – погасли свечи. Возможно, кто-то из них повстречается мне еще и не раз. Но это будет уже в 2008 году.


Фотография на память, опустошенный и уставший теплоход, масса впечатлений и новые круизы впереди.


Это был замечательный круиз. Спасибо всем, кто был в этом теплом осеннем марафоне между Питером и Москвой!


Дмитрий Злобин


Написать свой отзыв →


Внимание!
Администрация сайта не имеет отношения к автору отзыва.
Данный отзыв может содержать неверные сведения, искажения фактов.
Данный отзыв отражает только субъективное мнение автора, которое может быть неверным.


Поделиться:




Добавить отзыв





Ответы на частые вопросы

Как устроен туристический теплоход

Развлечения на борту теплохода

О каютах

Питание в ресторане

Качка

все ответы на частые вопросы >>


Теплоходы

4-х палубные

Александр Радищев

Александр Суворов

Георгий Жуков

Константин Симонов

Лев Толстой

Ленин

Максим Горький

Михаил Булгаков

Михаил Фрунзе

Михаил Шолохов

Нижний Новгород

Семен Буденный

все 4-х палубные теплоходы

3-х палубные

Александр Бенуа

Александр Невский

Афанасий Никитин

Дмитрий Пожарский

Капитан Пушкарев

Карл Маркс

Михаил Кутузов

Михаил Танич

Н.А. Некрасов

Октябрьская революция

Очарованный Странник

Президент

Родная Русь

Русь Великая

все 3-х палубные теплоходы

2-х палубные

Бородино

Василий Чапаев

Григорий Пирогов

Салават Юлаев

Сергей Образцов

все 2-х палубные теплоходы


Туроператоры

МосТурФлот

Инфофлот

Водоходъ-Москва

Водоходъ-Санкт-Петербург

Волга-Флот-Тур

ГАМА

Спутник-Гермес

все туроператоры


Водные пути России

Волга

Канал имени Москвы

Волго-Балт

Волго-Дон

Беломорканал

Нева

Кама

Москва-река

Ладожское озеро

все водные пути


Отзывы туристов

[7 декабря 2016]
Теплоход "Александр Пушкин" Москва - Нижний Новгород - Москва

[30 октября 2016]
Теплоход "Нижний Новгород" Москва - Тверь - Мышкин - Кострома - Плес - Нижний Новгород

[27 октября 2016]
Теплоход "Семен Буденный" Саратов – Казань– Пермь – Казань – Саратов

[11 октября 2016]
Теплоход "Солнечный город" Москва - Тверь - Москва

[10 сентября 2016]
Теплоход "Урал" Пермь - Ульяновск - Казань - Пермь

все отзывы туристов >>


наверх

наверх